Страница 1 из 3 123 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 29

Тема: РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ !!!

  1. По умолчанию РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ !!!

    http://www.youtube.com/watch?feature...&v=l-6EfP9Iykw

    Владимир Воронов. Русские не сдаются

    Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

    Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

    «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

    Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

    6 августа 1915-го стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

    «Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления».

    «Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

    Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

    Осовец русские войска все же оставили, но позже и по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – тоже пример героизма. Потому как вывозить все из крепости пришлось по ночам, днем шоссе на Гродно было непроходимо: его беспрестанно бомбили немецкие аэропланы. Но врагу не оставили ни патрона, ни снаряда, ни даже банки консервов. Каждое орудие тянули на лямках 30-50 артиллеристов или ополченцев. В ночь на 24 августа 1915 года русские саперы взорвали все, что уцелело от немецкого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

    http://statehistory.ru/1259/Zashchit...ka-mertvetsov/

    Последний раз редактировалось captain; 24.02.2014 в 02:43.

  2. #2
    Регистрация
    01.09.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    244

  3. #3
    Регистрация
    05.04.2007
    Адрес
    Воронеж
    Сообщений
    5,138

    По умолчанию

    1045 лет со дня победы Руси над Хазарским каганатом. Под музыку Н. Емелина "Русь" (Внуки Сварога)
    http://www.youtube.com/watch?v=_myCBFetYWQ

  4. #4
    Регистрация
    05.04.2007
    Адрес
    Воронеж
    Сообщений
    5,138

    По умолчанию

    Слова одного из бойцов Беркута.
    "Слова идущие от самого сердца и прямо в душу. Стихотворение, созданное и зачитанное бойцом "Беркута". Такие слова не рифмуют, такие слова может написать только раненное сердце патриота."
    https://vk.com/video11009399_1676682...4f39733322bdf2

  5. #5
    Регистрация
    17.06.2005
    Адрес
    Волгоград
    Сообщений
    2,029

    По умолчанию

    «В Киеве мы воевали с оборотнями». «Беркут» рассказал о тайнах Майдана: снайперы, захват морга, подпольная кузница

    «В Киеве мы воевали с оборотнями»

    И.о. главы МВД Украины Арсен Аваков обещает 3 апреля взорвать информационную бомбу — обнародовать данные расследования о том, кем были таинственные снайперы, убивавшие людей на Майдане 18–20 февраля.


    Улица Грушевского
    фото: Марина Перевозкина

    О том, в каком направлении может вестись расследование под руководством и контролем людей, непосредственно вовлеченных в государственный переворот на Украине, можно судить по «сенсации», с которой накануне выступило американское издание The Daily Beast. Оно опубликовало фотографии бойцов группы «Альфа», которые 20 февраля во дворе здания Службы безопасности Украины вооружаются снайперскими винтовками.

    Журналисты считают, что эти фото доказывают вину режима Януковича в гибели людей. Что же реально доказывают эти фото? А ровным счетом ничего. Они могли стать откровением только для тех, кто полностью «не в теме». То, что некоторые бойцы спецподразделений 20 февраля получили боевое оружие, было давно известно. Как и то, какие позиции они занимали и какие задачи им были поставлены. Снайперы «Альфы» даже выступили с заявлением, прося проверить их оружие — они убеждены, что это докажет их полную невиновность. Так кто же убивал на Майдане? Об этом мы беседуем сегодня с сотрудниками крымского подразделения «Беркут»...

    База «Беркута» в Симферополе до сих пор напоминает осажденную крепость. После того как правительство Януковича фактически предало силовиков, а новое «революционное» руководство Украины дало указание расформировать спецподразделение, крымчане встали на защиту своего «Беркута».

    Несколько дней прошли в ожидании штурма. Страшно представить, что здесь могло произойти. Во Львове «Правый сектор» формировал для отправки в Симферополь «поезда дружбы» с вооруженными боевиками, а на помощь беркутовцам со всего Крыма съезжались ветераны спецназа. «Фашистов воспевая, помни, гад, про 9 мая!» — предупреждает большой плакат на воротах базы. «Беркут, помни имя свое!» — гласит другой.

    — Днем они спокойные, святые, а ночью превращались в каких-то демонов. Огонь, ядовитый дым, горят шины, летят камни. Порой казалось, что мы воюем с «оборотнями». Я помню, как однажды днем вышел и встал с крестом посреди улицы Грушевского священник Греко-католической церкви. И пока он так стоял, подняв крест, за его спиной вырастала баррикада. К вечеру священник пропал, а баррикада осталась. Они хватают камни, зажигательные смеси — и пошла жара. Они нас огнем, а мы их водой поливаем.


    Боец крымского отряда "Беркут" Всеволод Орлов

    фото: Марина Перевозкина



    Мы никого не преследовали, чтобы там поймать, убить. У нас было четко: задержать — и в машину. Там оформляются документы, дело передается в суд. Дальше — тюрьма. 200 человек посадили. А 17 февраля их всех выпустили.

    Всеволод Орлов, сотрудник крымского «Беркута», провел в центре Киева 80 дней. Три автобуса с крымчанами прибыли в столицу 26 ноября. На Новый год их отпустили домой на 5 дней. Затем — вторая командировка. 21 февраля раненого Всеволода на самолете вывезли в Симферополь. А уже 26-го люди, захватившие власть в Киеве, расформировали «Беркут».

    — Я был ранен 18 февраля, — рассказывает Орлов. — В тот день Верховная рада решила обсудить вопрос о возвращении к Конституции 2004 года. Нас стянули в центр, так как ожидали провокаций. Мы оцепили по периметру правительственный квартал, а парни с Майдана оцепили нас. Они пришли хорошо подготовленными, все у них было при себе: биты, топоры, камушки и зажигательные смеси. Они захватили наш грузовик, который преграждал дорогу. Пытались этим грузовиком продавить наш строй. Потом быстро его откатили, при этом задавили кого-то из своих. В доме офицеров они сразу сделали медпункт: уже знали, что будут пострадавшие. В 12 дня на трибуну Майдана выходит какой-то депутат. Говорит: «Ура, мы поставили на обсуждение Конституцию 2004 года, мы побеждаем!» Все кричат: «Слава Украине! Героям слава!» Не проходит и двух минут, как они начинают штурм всего правительственного квартала по кругу. На Грушевского они поджигают колеса. На улице Институтской, на Крепостном — везде, где стояли «КамАЗы», преграждая путь к правительственным зданиям, — они поджигают всю технику. Закидывают нас камнями.

    — Штурм был как-то спровоцирован с вашей стороны?

    — Нет. Они начали первыми. Они всегда атаковали первыми.

    «Если бы у нас было оружие, то и финал был бы другим»

    — Мы стояли в Мариинском парке. С нами были безоружные антимайдановцы, в том числе женщины и дети. Они понимали, что если бандеровцы прорвутся, то достанется всем. Уже в нас летели «коктейли Молотова», я два раза загорался, меня тушили. Мы оттеснили бандеровцев по Крепостному, кого успели — поймали, оформили. Потом пошли в сторону Майдана. На Институтской 80% тротуарной плитки уже не было: она лежала, сложенная в кучки, чтобы потом лететь в сотрудников милиции. Валы целые были этой плитки.

    — Чем вы были вооружены?

    — Мы не были вооружены. Мы были экипированы по плану «Волна». «Хвыля» по-украински. Это пресечение массовых беспорядков. Там предусмотрена такая экипировка: алюминиевые щитки на руки и ноги, бронежилет второго класса (пуля пробивает его насквозь), противогазы, резиновая палка, щит, газ, наручники, свето-шумовые гранаты, пластиковый шлем. Этот шлем разлетается после второго-третьего удара по голове. А на Майдане люди были в армейских касках. Если бы у нас было оружие, то и финал был бы другим.

    — А у протестующих было оружие?

    — Уже днем в Мариинском парке они применяли огнестрельное оружие. Но стреляли от бедра. И у нас многие были ранены в ноги. У одного нашего сотрудника были прострелены обе ноги. Он еще полчаса после этого с нами стоял, пока не заметил кровь. Думал, просто камнями попали по ногам. Другой был ранен в ногу из травматического оружия, третий получил ножевое ранение. Четвертому проломили каску. Человек 5–6 у нас были ранены еще днем. Вообще вооружены они были разнообразно: топоры, ножи, цепы, булавы.


    "Мирные протестующие" с огнестрельным оружием

    фото: Марина Перевозкина



    «Пуля попала Андрею в сердце»

    — Мы заняли позиции на Институтской, у арки, где часы с правой стороны. Там было три вала, три баррикады. Мы стояли как раз перед ними. Приехал громкоговоритель. Он говорил, что будет проводиться антитеррористическая акция, в связи с чем всех просят покинуть площадь. Это непрерывно транслировалось в течение 6 часов. И все эти 6 часов боевики готовились к встрече с нами. Посреди улицы быстро выложили стенку из камушков, закидали все колесами. Со сцены ведущий руководил всем этим «парадом»: указывал, куда поднести дровишки, куда камушки. Около восьми часов вечера мы получили команду заходить на Майдан, вытесняя людей. У нас была задача пробиться к сцене. Началась «зачистка» Майдана. Силовики наступали только с Институтской и улицы Грушевского, оставляя людям много путей отхода.

    Приехали водометы, но пользы от них было мало. Только пожары немного затушили. А с Майдана по нам начала работать гидравлическая пушка. Через 15 минут ушел первый раненый сотрудник, еще через 15 — второй. Весь Крещатик уже пылал. Горело все: шины, палатки с имуществом — майдановцы все это специально подожгли. На Грушевского наши коллеги пробились и захватили Украинский дом. Там была их штаб-квартира и мастерская по изготовлению топоров, дубин, щитов и бронежилетов. До полуночи мы продвинулись максимум на 30–40 метров. К нам прилетали различные предметы, начиная с болтов, гаек, камней, зажигательных смесей и заканчивая пулями. В 11 часов убили моего товарища, Андрея Федюкина. Он стоял внутри строя, не впереди и не сзади. Пятая-шестая шеренга. И вдруг упал. Пуля попала ему в сердце. Оказалось, что он был убит пулей калибра 5,56 — это «натовский» стандарт, такие патроны используют, например, при стрельбе из американской винтовки М16. Подобный выстрел можно было сделать только сверху, из Дома профсоюзов, где находился штаб Майдана.

    — Как вы были ранены?

    — В 12 ночи прибежал наш командир, сообщил, что отбит Октябрьский дворец. Было решено наступать всеми силами с двух сторон. Вылетает водомет, мы бежим за ним. В нас летят салюты, взрывпакеты. Я перебегаю улицу, забегаю в облако едкого дыма, дышать невозможно. Противогаз уже не работал, я его просто выкинул. Раздается взрыв, я падаю. Встаю, смотрю на свою руку и вижу обнаженную кость. В это время у баррикад уже шел рукопашный бой.



    Погибший боец "Беркута" Андрей Федюкин

    фото: Марина Перевозкина



    Врачи сказали: «Езжайте к своим!»

    — На этом для вас война закончилась?

    — На самом деле все еще только начиналось. «Скорая» отвезла меня с еще одним сослуживцем в госпиталь МВД. А там не принимают: больница забита битком. Нас обманом доставили в обычную городскую больницу. Мы не хотели туда ехать: понимали, что там нас могут достать боевики. В перевязочной я увидел много тяжелораненых сотрудников МВД. При мне привезли парня из ГАИ. Он рассказал, что их экипаж остановили на дороге, всех положили на землю и в упор расстреляли. Двух его товарищей убили, а ему повезло: пули прошли по касательной. «Мирные протестующие» уже хлебнули крови и не могли остановиться. Ночью по городу началась охота на сотрудников милиции. Под утро к больнице подошли боевики: узнали, что туда свозят раненых. После этого всех, кто еще был в состоянии держаться на ногах, выписали. Без всяких лекарств, с одной бумажкой. Сказали: «Езжайте к своим!» Я стою в своей обгоревшей форме, вызываю такси. Таксист говорит: «Друг, я тебя не повезу. По городу ходит «Правый сектор», проверяет машины». Одна девушка мне помогла, вывезла к нашим.

    — Какое ранение у вас было?

    — Открытый суставной перелом. Плюс акустическая травма уха и химическое отравление. Я потом месяц кашлял. Бандеровцы брали колесо, набивали его различными химическими реактивами: селитра, сера, таблетки анальгина. Когда шину поджигали, она давала ядовитый дым. В нас даже банками с нашатырем стреляли. Обычная такая аптечная баночка. Противогаз работал не более часа, потом у него забивался фильтр.

    В разговор вступает отец Всеволода, подполковник милиции в отставке Константин Орлов:

    — Сын приехал в Крым в гражданке. Его форма сгорела. Уже Янукович сдулся, началось безвластие. А раненых разместили в гражданских больницах. Тогда я обратился к командующему Черноморского флота с просьбой обезопасить раненых бойцов «Беркута». Адмирал дал команду поместить их в госпиталь Черноморского флота в Севастополе. Некоторые до сих пор проходят лечение. Одного отправили в Москву: у него пуля застряла в легком. У другого нет 4 сантиметров кости на руке, у третьего дыра между безымянным и мизинцем, пальцы пришлось собирать на спицы.

    Только в ночь с 18 на 19 февраля было ранено 28 бойцов крымского «Беркута», один погиб. Большинство ранений — огнестрельные. В Крым привезли мертвыми также двух офицеров внутренних войск. Еще здесь упорно говорят о семи гражданских, которые погибли во время нападения боевиков на автобусы с крымскими антимайдановцами. Такова цена, которую Крым заплатил за «мирный гражданский протест» в Киеве.

    «За Перекопом наступила анархия»

    — Как сгорел Дом профсоюзов? — спрашиваю у Всеволода.

    — Сгорел он просто: боевики его сами подожгли изнутри, чтобы уничтожить улики. Я предполагаю, что у них там было что-то, что нужно было уничтожить. Там была лаборатория, в которой делали зажигательные смеси, кузня, в которой они варили себе броню. К тому же люди на Майдане иногда пропадали. Куда они девались? Дом профсоюзов был «режимным объектом», туда пускали только своих, по пропускам. Может быть, там и держали ненужных людишек в плену. Или пускали их в расход в подвале. Как-то туда попал беркутовец, у него была сломана нога, два ножевых ранения. Его потом без сознания выкинули за баррикады. Спасло его то, что его захват сняли журналисты. Иначе человек мог бы просто исчезнуть.

    — Во время пожара в Доме профсоюзов были люди?

    — Да. И сколько там трупов сгорело, никто никогда не узнает. До сих пор не дают цифры по без вести пропавшим. Для чего «Правый сектор» сразу после переворота захватил морг и крематорий в Киеве? Нету тела — нету дела. Милиция на Украине сейчас не работает. У людей забирают квартиры, отжимают бизнес. За Перекопом наступила анархия.

    — Как оплачивались ваши киевские командировки?

    — Мы получали обычную зарплату. Плюс командировочные, из которых сами платили за гостиницу и питание. Никаких доплат. У нас даже страховки не было.

    — Вы стреляли по митингующим?

    — Только из травматического оружия. Другого у нас не было. Плюс положенные по закону спецсредства. Приказ на командировку был — «охрана общественного порядка». Применяли свето-шумовые и газовые гранаты. Когда ты в маске и очках, эффект от газовой гранаты — все равно что дихлофосом пшикнуть на муху, которая сидит на стекле по другую сторону окна. А со свето-шумовыми вышла такая история. Как раз перед Новым годом они закончились. В Виннице есть завод «Форт», который производит спецсредства для милиции. Оттуда нам привезли гранаты, у которых специально уменьшили время замедления. Когда выдергиваешь чеку, граната сразу взрывается в твоих руках. Много людей от этого пострадало.

    — Первые люди на Майдане были убиты охотничьими пулями. Можно ли стрелять ими из ваших карабинов?

    Нет, они предназначены только для патронов несмертельного действия. При попытке выстрелить охотничьим патроном карабин разорвет у тебя в руках...

    Тайны Майдана - 2

    В первой части нашего исследования «тайн Майдана» сотрудник крымского «Беркута» Всеволод Орлов рассказал обоозревателю «МК» о том, что с ним и его коллегами происходило в охваченном беспорядками Киеве. Корреспондент «МК» побывал на базе «Беркута»



    фото: Марина Перевозкина

    «Бойцы стояли до последнего. Вопрос: за что?»

    Председатель правления Ассоциации ветеранов спецподразделения «Беркут» Владимир Крашевский держит в руках шеврон с обрывками камуфляжной униформы. Хищная птица на черном фоне. «Это шеврон моего погибшего в 1995 году друга, — говорит он. — Украинские флаги тогда с нашивок бойцы отпарывали вручную. Мы долго сопротивлялись внедрению символов украинской государственности. И в душе мы из России никогда не выходили. Вместо портретов Бандеры у нас висели портреты генерала Василия Маргелова и командира отряда спецназа «Витязь» Сергея Лысюка».

    Крашевский ведет меня по бесконечным коридорам и переходам базы. База готова к обороне. На травке под весенним солнышком пятнистыми лягушками греются БТРы. В одной из комнат я вижу на стене портрет Путина. «Он висит здесь уже лет 15, — поясняет Владимир. — Как символ страны, о которой мы всегда помнили и в которую стремились вернуться. Хотя надежды на это уже не было».

    Ох, не зря, думаю, киевские политики подозревали крымский «Беркут» во всех смертных грехах. Именно это подразделение стало главной мишенью в информационной войне.

    — Обвинять бойцов спецназа в том, что они выполняли свои служебные обязанности, нелепо, — говорит Крашевский. — «Беркут» — это инструмент. Он может оказаться в хороших руках или плохих. Как снайперская винтовка. Если снайперская винтовка окажется в руках киллера и он из нее убьет человека, вы же не отдадите под суд винтовку? Смешно говорить, что наши сотрудники стояли за Януковича. Можно только обсуждать, насколько профессионально они действовали.


    Владимир Крашевский на базе «Беркута» в Симферополе.

    фото: Марина Перевозкина



    — Они действовали профессионально?

    — Не всегда. Вы, наверное, смотрели видео, где какого-то человека буквально палками вбивают в асфальт. Непонятно, кто это, но видно, что он без оружия. Это говорит о полном непрофессионализме сотрудников. Об их морально-психологической неготовности принимать участие в локализации массовых беспорядков. Или видео с «голым казаком». Не важно, как он оказался голым. Но уже за то, что сотрудники с ним фотографировались, всю эту группу тоже стоило бы раздеть и перекинуть за баррикады. Это если по-мужски. Нельзя уподобляться противоположной стороне. Мотивом действий сотрудника не может быть, например, «месть за погибших друзей». Таких людей нельзя посылать на подобные задания.

    — Чем объясняются такие инциденты?

    — У «Беркута» никогда не было единого подготовительного центра и единого руководства. Каждый отряд подчинялся милицейскому руководству своей области. Уровень подготовки подразделений был разный. В Симферополе и Луганске ежегодно проводилась аттестация на право ношения краповых беретов. Мы знаем, что такое боевая обстановка и потери. А где-то «Беркут» был таким элитным ППС. На Майдане все вылезло. Сказалось и предательство в высшем руководстве МВД, СБУ, органов разведки. Информация полностью сливалась. Фамилии, данные, бабушки, дедушки, что ты ел на обед. Люди не успели получить задание, как уже о нем знали на другой стороне.



    База "Беркута" в Киеве (22 фото)

    — Порой действия силовиков поражали своей нелепостью. Неужели зачистка Майдана представляла собой неразрешимую задачу?

    — Это можно было сделать очень быстро. Профессионалы понимают: если подобное сборище сразу не разогнать, то через две недели там появятся «коктейли Молотова», еще через две — оружие. Но не было политической воли. «Беркут» сидел без связи, без единого координационного центра. После первого же «коктейля Молотова» по закону о милиции можно было применять табельное оружие. Статья 15, пункт 3. Но команду не отдавали. «Стойте». «Горят? — Стойте». Уже ботинки у многих сгорели, пальцы торчали. Люди с ожогами, с ранениями. Пушечное мясо. И ведь до последнего стояли. Вопрос: за что?



    Милицию жгли «коктейлями Молотова».

    фото: Марина Перевозкина



    — Беркутовцев в чем только ни обвиняли: что людей вывозят в лес, убивают, пытают… Подобное могло иметь место?

    — Все знают, какой отбор ведется в спецподразделения. Психически неуравновешенных там нет. Они не пройдут тесты. И вдруг все ни с того ни с сего озверели. Сотни раз разгоняли митинги, никого не убили. А тут озверели. Нужен был образ врага, и на эту роль был назначен «Беркут». Нарушения с нашей стороны, конечно, были. Но отвечать должен и тот конкретный сотрудник, который превысил полномочия, и тот демонстрант, который бросил в него «коктейль Молотова». Он хотел заживо сжечь человека. На Западе полицейский его бы за это просто пристрелил без всяких угрызений совести.

    «Снайперы на Майдане не имеют отношения к силовикам»

    — У ваших людей было оружие?

    — Крымский отряд выезжал без оружия и вернулся без оружия. Запретили даже пистолеты брать офицерам.

    — Какие подразделения, кроме «Беркута» и внутренних войск, были задействованы в Киеве на стороне власти?

    — На конечном этапе, когда была объявлена контртеррористическая операция, был задействован спецназ внутренних войск «Омега» и Центр специальных операций «А» СБ Украины.

    — Снайперы у них были?

    — Конечно. Снайперы есть и в «Альфе», и в «Омеге». Но имеются записи переговоров, оружие никто не прячет. Оно в оружейных комнатах. Можно провести баллистическую экспертизу. Каждая единица оружия отстреляна и закреплена за конкретным человеком. Установить, были ли демонстранты убиты из этих стволов, легко. Только желания нет у новой власти. Потому что будет доказано, что снайперы, работавшие на Майдане, к силовикам отношения не имеют. В мире много профессиональных стрелков, которые будут работать за хорошие деньги. Кстати, в Украине серьезную снайперскую винтовку можно купить по охотничьему билету.

    — То есть вы уверены, что кровь «небесной сотни» не на команде Януковича?

    — Уверен.

    — Как вы тогда прокомментируете видео с отстреливающимися бойцами, на котором четко виден лежащий снайпер?

    — Снайпер из «Омеги», а бойцы с желтыми повязками в черной униформе — это бойцы смешанного отряда киевского «Беркута» (рота специального назначения) и «Омеги». Но эта группа просто физически не могла стрелять в тех людей, которые со щитами поднимались по Институтской. В основном они были убиты выстрелами сзади или сбоку, с позиций, где силовиков не было вообще. Под ноги, в трех метрах от людей, силовики стреляли, но на поражение — нет.

    — Утверждали, что 20 февраля первыми жертвами снайперов стали бойцы «Беркута». Это так?

    — Снайперы работали по «Беркуту» и бойцам ВВ однозначно. Более того, в сотрудников и майдановцев стреляли одинаковыми пулями. Это подтвердила экспертиза в Киеве. Однако новое правительство не заинтересовано в оглашении ее результатов.

    «Яроша сопровождали офицеры СБУ»

    — Существовали ли в Крыму ячейки ультранационалистов?

    — Да. Я даже знаю конкретно, где и кто их возглавлял. Знают это прекрасно и оперативники СБУ. К примеру, Дмитрий Ярош, тогда никому еще не известный, бывал у нас в горах, привозил сюда по сто человек. И по горам их водили — знаете кто? Офицеры СБУ. Разумеется, по распоряжению своего киевского начальства.

    — Странными делами занималось ваше СБУ.

    — При Кучме они в Крыму работали в основном по ваххабитам и всевозможным радикальным течениям среди татар. Пришел Ющенко — все, работаем только против России. Благодаря Ющенко в Крыму сегодня благополучно здравствует запрещенная везде радикальная группировка Хизб ут-Тахрир. Началась героизация фашистских прихвостней. Самое страшное, что эта работа происходила на уровне первых лиц государства и СБУ. Там был создан специальный отдел, который занимался уничтожением или чисткой архивных документов, касающихся преступлений ОУН-УПА. Параллельно были напечатаны десятки псевдоисторических книг, которые восхваляли бандеровцев и вояк дивизии СС «Галичина». Выставки проводились, встречи с выжившими «героями». Кстати, за счет бюджета.

    — Как крымский «Беркут» выбрался из Киева?

    — На беркутят и бойцов ВВ была объявлена охота. На всех дорогах были блокпосты из покрышек протяженностью до 800 метров, люди стояли с оружием. В Умани сожгли автобусы с крымскими антимайдановцами, несколько человек убили. Потом обстреляли севастопольскую «Альфу». Поэтому за нашим бортом выслали группу прикрытия из роты спецназначения. Людей нафаршировали по полной, как в Чечню. Группа прибыла в санаторий под Киевом, место базирования крымского отряда, и туда сразу заявились депутаты от партии УДАР. Говорят: вот список ваших фамилий, список оружия, номер борта, на котором вы прилетели. Мы вам делаем коридор, и вы быстро отсюда валите. Но ушли только на следующий день по команде.

    — С каким настроением возвращались домой?

    — Мы знали, что в Крыму народ за нас. А вот другим было хуже. Когда домой возвращался автобус со львовским «Беркутом», им по телефону сообщили, что их базу сожгли дотла и два сотрудника там погибли. Один парень тогда попросил остановить автобус. Думали, хочет покурить. Но он вышел на встречку и покончил с собой, бросившись под проходящую машину.

    — Как погибли бойцы на львовской базе?

    — Их застрелили и сожгли. И сейчас мы видим «продолжение банкета» в Харькове, Донецке, Луганске. Понятно, что то же самое было бы и здесь. Мы ждали штурма со стороны боевиков «Правого сектора» и радикально настроенных крымских татар. Конечно, так просто мы бы не сдались. У нас 4 БТР-80 с полным вооружением и боекомплектом, автоматическое оружие, гранаты... Базу укрепили мешками с песком. Очень много ветеранов спецназа к нам тогда приехало, охотники со своим оружием, обычные граждане. Они обеспечивали контроль внешнего периметра базы, так как мы не могли этого делать в связи с ликвидацией. Все мы готовы были идти до конца.

    — Вы бы сопротивлялись?

    — Вряд ли база стала бы второй Брестской крепостью, но взять нас голыми руками было бы очень проблематично.

  6. #6
    Регистрация
    05.04.2007
    Адрес
    Воронеж
    Сообщений
    5,138

    По умолчанию

    Леонид Корнилов - мы Русские! 2:15

  7. #7
    Регистрация
    05.04.2007
    Адрес
    Воронеж
    Сообщений
    5,138

    По умолчанию

    Письмо француза об обороне Севастополя

    Письмо французского солдата из Крыма, адресованное в Париж некоему Морису, другу автора:

    «Наш майор говорит, что по всем правилам военной науки им (русским. — Ю. Д.) давно пора капитулировать. На каждую их пушку — у нас пять пушек, на каждого солдата — десять. А ты бы видел их ружья! Наверное, у наших дедов, штурмовавших Бастилию, и то было лучшее оружие. У них нет снарядов. Каждое утро их женщины и дети выходят на открытое поле между укреплениями и собирают в мешки ядра. Мы начинаем стрелять. Да! Мы стреляем в женщин и детей. Не удивляйся. Но ведь ядра, которые они собирают, предназначаются для нас! А они не уходят. Женщины плюют в нашу сторону, а мальчишки показывают языки.

    Им нечего есть. Мы видим, как они маленькие кусочки хлеба делят на пятерых. И откуда только они берут силы сражаться? На каждую нашу атаку они отвечают контратакой и вынуждают нас отступать за укрепления. Не смейся, Морис, над нашими солдатами. Мы не из трусливых, но когда у русского в руке штык —дереву и тому я советовал бы уйти с дороги. Я, милый Морис, иногда перестаю верить майору. Мне начинает казаться, что война никогда не кончится. Вчера перед вечером мы четвертый раз за день ходили в атаку и четвертый раз отступали. Русские матросы (я ведь писал тебе, что они сошли с кораблей и теперь защищают бастионы) погнались за нами. Впереди бежал коренастый малый с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшиб двух наших — одного штыком, другого прикладом — и уже нацелился на третьего, когда хорошенькая порция шрапнели угодила ему прямо в лицо. Рука у матроса так и отлетела, кровь брызнула фонтаном. Сгоряча он пробежал еще несколько шагов и свалился на землю у самого нашего вала. Мы перетащили его к себе, перевязали кое-как раны и положили в землянке. Он еще дышал: «Если до утра не умрет, отправим его в лазарет, — сказал капрал. — А сейчас поздно. Чего с ним возиться?»

    Ночью я внезапно проснулся, будто кто-то толкнул меня в бок. В землянке было совсем темно , хоть глаз выколи. Я долго лежал, не ворочаясь, и никак не мог уснуть. Вдруг в углу послышался шорох. Я зажег спичку. И что бы ты думал? Раненый русский матрос подполз к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держал трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягал остаток своих сил, пытаясь одной рукой высечь искру. Еще немного, и все мы, вместе с ним, со всей землянкой взлетели бы на воздух. Я спрыгнул на пол, вырвал у него из руки огниво и закричал не своим голосом. Почему я закричал? Опасность уж миновала. Поверь, Морис, впервые за время войны мне стало страшно. Если раненый, истекающий кровью матрос, которому оторвало руку, не сдается, а пытается взорвать на воздух себя и противника — тогда надо прекращать войну. С такими людьми воевать безнадежно».

    Источник: «Нахимов» Ю. Давыдов, Молодая гвардия, 1970 г.

  8. По умолчанию

    Советы добровольцам



    2014-05-28 11:47



    Донецкая народная республика (ДНР)







    Интересный материал на тему практических советов для тех, кто не имея должных навыков собрался ехать воевать на Донбасс.

    Советы для тех гражданских, кто решил пойти воевать :

    Следующие советы получены от бывшего сотрудника ГРУ, скрывающегося под кличкой Енот. К сожалению, все контакты с ним утеряны. Сценарий похожий – гражданская война или война.

    Дальше я буду рассказывать про кое-какую специфику по БД. Как вести себя, если вы насмотрелись патриотических фильмов и приняли решение «сдохнуть за могилы дедов». Дабы это не превратилось в «виртуальный клуб головорезов» – я буду рассказывать кое-какие специфические мелочи тезисами.

    Главное понять, что будь вы хоть Рембо, но в одиночку вы ничего не сделаете. Война – это командный вид спорта. Поэтому вам нужно непременно примкнуть к одной из сторон конфликта.

    Еще раз: воевать одному нельзя! Даже Васю Зайцева кто-то кормил и снабжал боеприпасами, так что без фокусов, коммандосы. Соглашайтесь, добровольцем, на любую самую грязную работу, но в составе ВС. Даже если вас сделают «землеройкой» — это тоже хорошо.

    Сразу говорю, любые мысли, чаяния и надежды, что все будет просто и понятно – отбросьте сразу.

    – В войсках всегда никто ничего толком не понимает. Большинство офицеров – самодуры, а кол-во моральных уродов, которые рвутся воевать, будет зашкаливать. И это нормально (точнее не нормально, а норма). Помните, какой бы вы не были умненький – вы засовываете свои мозги в как можно глубже, и выполняете все, в точности как вам говорят. Даже если это какая-то тупая очевидность – вы НЕ ИМПРОВИЗИРУЕТЕ. Все в соответствии с уставом и приказами. Кто начинает «умничать», как бы логично и разумно это не казалось, то всегда попадает в залет.

    – Помните, если «свои» на вас орут – это неплохо. Не надо огрызаться. Плохо когда они по вам стреляют. А бывает и такое, так как разобраться где свои, а где чужие достаточно сложно. Бои идут маневренные и позиции меняются постоянно. Можно уверенно вести несколько часов бой, пока в штабе не сообразят, по радиопереговорам, что вы стреляете в друг друга. Так что бывает и такое. И не надо потом предъявлять «противникам» претензии, им тоже не понравилось.

    – Помните — оружие всегда на предохранителе. Вы снимаете с него только если начинаете стрелять или идете в «головном дозоре» (но ВЫ там окажетесь вряд ли, командиры не рискнут). Если рядом с вами, на марше, идет оболтус со снятым предохранителем – поправьте его. НЕ ТЯНИТЕ РУКИ К ОРУЖИЮ. Поправьте словами, скажите ему о предохранителе. Если отказывается, то принимайте решение сами: можете сказать сержанту или офицеру, можете забить, как хотите. Но помните, что очень много ребят запаковали в 200 из-за придурков неаккуратно обращающихся с оружием. С другой стороны, боец, которого вы подставите перед командиром, может по вам потом и стрельнуть. Решайте сами. Лучше стойте на своем и прессуйте его самостоятельно, если характер позволяет.

    – Оружие НИКОГДА не направлять на своих. Даже в «шутку», даже поставленное на предохранитель, даже с отстегнутым магазином. За такой фокус вас «накажут».

    – На АК предохранитель имеет три положения. Собственно, блокировка, автоматический огонь и одиночный. Если вы в панике резко снимете с предохранителя, то наверняка опустите его до упора и поставите, тем самым, в режим одиночного огня. Это сделано, что бы обезумевший от ужаса боец, не просадил магазин за секунду и не остался без патронов. Помните об этом.

    – Предохранитель на АК достаточно мерзко лязгает. Если вам нужно снять его тихо, то оттяните его и плавно переведите в нужный режим огня (это, почти всегда, одиночный огонь).

    – Перед выходом попрыгайте на месте. Проверьте, что на вас ничего не лязгает и не бренчит. Антабки на оружие лучше заранее перемотать изолентой или бинтом. Патрон в патронник, и на предохранитель.

    – Изучите таблицы стрельбы на свое оружие. Пуля летит НЕ ПРЯМО. У нее баллистическая траектория с превышениями и понижениями.

    Поэтому грамотное определение расстояния до цели и знание таблицы стрельбы – это хорошая возможность попадать быстро, а значит уменьшить время, пока стреляют по вам.

    – Ветер влияет на траекторию полета пули. Изучите влияние ветра на ваше оружие ЗАРАНЕЕ, а не походу и на глазок.

    – Если вам представилась возможность выбирать оружие – берите такое же (такой же калибр) как и большинство ваших товарищей. На себе много патронов не унести, а кончаются они быстро, особенно в городе, так что если с вами смогут поделиться – это большой плюс. Если вашего товарища убили, не побрезгуйте восполнить свой боекомплект (предварительно получив разрешение от командира).

    – Если вы уходите в «автономку», то вы берете на себе 360 патронов (это 12 магазинов) и еще столько же, но в пачках просто кидаете в рюкзак. Сильно сэкономите в весе.

    – Помните, что магазины, расположенные на груди и животе – это дополнительная бронезащита.

    – Большинство смертей и ранений происходят от осколков. Обычный ватник вполне способен защитить вас от мелких осколков. Повесив поверх еще и разгрузку с магазинами – вы можете считать себя относительно защищенным. Не забудьте поднять ворот.

    – Бронежилет – это очень хорошо. Любой. Даже самый бэушный.

    – Если вам в броник попала пуля – это еще не значит, что он вас спас. Так как энергия пули, остановленная элементом брони, способна нанести вам чудовищную заброневую травму. Ребра ломает почти всегда. А возможен и разрыв органов. Так что если в вас нет дырки – это еще не повод радоваться. Бывает, что дырка была бы «предпочтительнее».

    – Не трогайте гранатометы. Стрелять из них сложно. Оставьте это более опытным товарищам.

    – Проведя несколько дней на свежем воздухе, курильщика можно засечь за 70–100 метров. Бросайте курить.

    – Если вам что-то послышалось – останавливаете группу и «даете тишину». Слушайте внимательно. Даже если вы будете тормозить группу каждые пять минут, только редкие идиоты будут на вас ругаться.

    – Вы никогда, остановившись, не продолжаете стоять. Нужно встать на колено или лечь. Это очень выматывает, но это вопрос выживания всей группы. Если кто-то ленится садиться – заставьте его.

    – Пальца на спусковом крючке быть не должно, даже если оружие на предохранителе.

    – На маршах, кладете автомат на руки и складываете их на груди крестом. Так легче нести. При этом большой палец правой руки всегда готов снять с предохранителя, а вскинуть оружие достаточно быстро.

    – Ремень (автоматный) всегда на шее. Иначе, если попадете в засаду, будет подрыв мины и вы полетите в одну сторону, а ваше оружие в другую, и вы из легкого 300 превращаетесь в 200.

    – На посту НЕ СПАТЬ! Если заснете, пристрелить вас захотят не только враги. В ВОВ за это, как и за потерю оружия, расстреливали официально. Сейчас расстреливают неофициально.

    – Пописать можно стоя на коленях, не превращаясь в стоячую ростовую мишень.

    – В туалет ходить ТОЛЬКО по двое. Один срет – второй прикрывает. Если никто не хочет в вами идти – терпите.

    – Чихать ТОЛЬКО в себя.

    – Кто медленно бегает – быстро умирает.

    – Эффективность гранат переоценена. Бывали случаи, когда гранаты взорвалась в небольшой комнате, а внутри были только легкие контузии.

    – Чеку зубами вырвать нельзя. Только пальцами.

    – Если вы проводите зачистку (последние часы вашей жизни), то как в анекдоте: в комнату заходите вдвоем, сначала граната, потом вы.

    – Стоя перед дверью и ожидая ваших товарищей, собирающихся для штурма, придержите дверь, чтобы ее было не открыть. Иначе в коридоре увидите или гранату или ствол.

    – Гранату закатывать по полу. НЕ КИДАТЬ!

    – Закатили гранату, взрыв, закатили еще одну, но невзведенную. Пусть опять лезут прятаться.

    – Не бегать перед стволом товарища. Вы перекрываете ему возможность стрелять.

    – Любая закрытая дверь НЕПРИКОСНОВЕНННА, так как может быть заминирована.

    – Ящики не открывать, электронику не включать. Ничего не трогать. Все может быть заминировано. Это важно. Вплоть до того, что нельзя открывать холодильник, даже если очень хочется кушать, и поднимать крышку унитаза.

    – В стенах могут быть проломы завешанные тряпками или коврами. Так враг может быстро перебегать из парадной в парадную. Помните это.

    То, что вы находитесь в крайней квартире, не значит, что из соседней к вам нельзя войти через стену.

    – На окна можно вешать сетки от старых советских кроватей. Они хорошо останавливают ВОГи.

    – Вы можете слышать мяуканье, например из-за двери стенного шкафа. Мне очень жаль, но животное обречено. Скорее всего, его там заперли вместе с гранатой. Открывать нельзя. Это очень сложный момент, всегда, в таких сложных ситуациях хочется оставаться человеком, но…

    – Если вам нужно стрелять из помещения на улицу, то не надо подползать к подоконнику или стоять сбоку от окна. Уйдите вглубь помещения, встанет на табуретку, закрывшись стеной или т.п. И не включайте свет, нельзя, не подсвечивайте себя (я уже не говорю о ВУ).

    – Осколки кирпича или бетона, выбитые огнем, имеют свойства лететь на вас. При попадании по глазам… ну вы поняли.

    – Из гранатомета стрелять по людям бесполезно. Хотя сейчас, вроде, начали делать фугасно–осколочные снаряды, но, ИМХО, это ересь.

    – Долго стрелять не меняя позицию – плохая идея.

    – Пригибайтесь.

    – Не надо «вычислять снайперов». Не ваша работа, да и знаний вам не хватить. Воюйте дальше, «не обращая» внимания.

    – Будьте готовы, морально, «отработать» гражданских, которые засветили вас. В том числе женщин и детей. Если перспектива не радует, то двигайтесь осторожней.

    – На АК–74 (экземпляр с хорошей кучностью боя), можно прикрутить прицел ПСО от СВД. На дистанциях 500–600 метров у АК–74 и СВД очень близко сопряжены траектории, прицел встанет идеально. Будете стрелять и переносить огонь, из-за калибра, гораздо быстрее, чем с СВД. Да и тем, кто решит поискать снайпера, вы будете неинтересны.

    – Из подствольника стрелять в помещении НЕЛЬЗЯ. У него есть время взвода. Ему нужно пролететь 15–25 метров, прежде чем граната взведется. Соответственно в помещении она просто не сработает.

    – Современные гранаты РГО и РГН взрываются В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ от удара. У них ударный взрыватель стоит. а взрыв через промежуток – это срабатывает самоликвидатор (на тот случай если граната упала в рыхлый снег)

    – Никто, даже саперы, не занимаются снятием мин и ВУ. Они тупо подрывают их тротиловой шашкой. Не надо умничать и начинать снимать ВУ.

    – На растяжки, нормальные воины, ставят секреты, чтобы было не снять по-простому. Так что «перерезать нитку» – плохая идея. Просто пройдите мимо. Это не ваше дело, для этого есть старшие товарищи. Учить делать ВУ и растяжки не буду. Я думаю, вы понимаете, что это сразу статья. Учите первую медпомощь.

    – При ранениях бывают венозные и артериальные кровотечения. «Лечатся» они по-разному. Но тут важно другое. В горячке боя времени нет. С венозным кровотечением товарищ будет умирать несколько часов, а с артериальным буквально 10-20 секунд, а дальше потеря сознания и начинается гипоксия. Так что, что бы не париться, быстро накладываете артериалый жрут поверх раны (сейчас интерны начнут возмущать, но такова жизнь, это не гражданка, приходится нарушать) и возвращаетесь в бой. У вашего товарища будет полчаса-час на то, что бы разобраться самому, ну или это сделаете вы, когда освободитесь.

    – Жгут всегда под рукой! Ни в сумке, ни в рюкзаке – или намотан на приклад, или в разгрузке под рукой.

    – С собой всегда ДВА жгута! Один вы можете отдать раненому товарищу и через минуту получить пулю в бедренную артерию.

    – Есть такое понятие как «подавление огнем». Активно поливая врага, зачастую, можно сковать его действия, даже не попадая и не нанося урона живой силе. Особенно вам помогут трассера.

    – Помните трассера, помимо того что очень сильно засерают ствол, они еще и выдают вашу позицию. Так что не злоупотребляйте ими. Да и прицельный огонь ими вести сложно.

    – Оружие нужно чистить каждый день. Особенно нежно в районе дульного тормоза. Если там будет канавка или ямка, то кучность боя сильно упадет.

    – Последние три патрона в магазине, лучше забить трассерами. Чтобы пустой магазин не стал для вас неожиданностью. Более того, если вы оставите один патрон в стволе, то вам останется только подстегнуть новый магазин, то есть скорость перезарядки возрастет.

    – Следите за ногами, не ленитесь их мыть. Натрете – и вы уже не воин. – Если видите, что по кому-то можно стрелять, это еще не повод стрелять. Если вас не заметили, узнайте у командира, можно ли ввязываться в бой.

    – Если вы кого-то заметили, но вас еще не увидели, не надо резко прыгать в сторону. Периферическое зрение выдаст вас мгновенно. Мягко и плавно, не торопясь, сядьте и спокойно займите позицию. Это будет гораздо менее заметно.

    – Помните, досылая патрон патронник затвор нужно отпускать резко, чтоб лязгнул. Иначе «зажует».

    Список снаряжения:

    ДЛЯ ВОЙНЫ! Не для турпохода! Система обозначения: вещи помеченные звездочкой – это вещи, покупка которых является НЕ первостепенной. Я пишу вещи на разные сезоны вперемешку (но это не значит, что все это нужно засунуть в один рюкзак), это все тащить с сбой не надо, разумеется. У вас дома должно быть все. Чтобы вы могли под разные задачи сами менять снаряжение. Сразу оговорюсь, я не фанат «Горки». Я предпочитаю хорошую плотную полевую форму и поверх маскхалат, так что «Горки» в списке не будет.

    Тряпки:

    1. Берцы. Условия при выборе два: чтобы не пропускали воду, и вес. Выбирайте самые легкие.

    2. МИНИМУМ пять пар носков (в том числе зимних).

    3. Плотные штаны

    4. Термобелье

    5. Несколько маек, только хлопок

    6. Плотная полевая куртка

    7. Ремень

    8. Маскхалат (и летний и зимний)

    9. Флисовая куртка (вместо свитера, она легче, вес очень важен)

    10. Зимняя куртка и зимние штаны

    11. Зимние сапоги (советую «Хаски с.080» – дешево и сердито)

    12. Шапка зимняя (вязаная, не надо ушанку таскать, она тяжелая)

    13. Кепка или панама, на лето. Лучше панама из брезента, что бы хоть чуть-чуть держала влагу. В Сплаве такая есть, недорогая.

    14. Шарф зимний

    15. «Арафатка»

    16. Перчатки или варежки на зиму

    Снаряжение и экипировка:

    1. Рюкзак рейдовый на 60 литров

    2. Рюкзак штурмовой на 25 литров *

    3. Пятиточечник *

    4. Спальный мешок

    5. Наколенники

    6. Брезентовая плащ-палатка

    7. Складной коврик

    8. Разгрузка *

    9. Бронежилет

    10. ПНВ *

    11. Активные наушники *

    12. Баллистический очки *

    13. Бронешлем, или, в худшем варианте каска

    14. Фляга или гидратор

    15. Малая пехотная лопатка

    16. Десантная веревка 50м *

    17. Котелок с подкотельником

    18. Газовая горелка

    19. Карабин

    20. Компас

    21. Паракорд 20 метров

    22. Вилка ложка

    23. Грим

    24. Зеркальце

    25. Набор ниток и иголок

    26. Спички

    27. Набор для чистки оружия

    28. Оружейное масло

    29. Тальк

    30. Стрелковые перчатки

    31. Изолента

    32. Источники тепла

    33. Фонарь

    34. Тактический оружейный ремень *

    35. Нож

    36. Часы со стрелками

    37. Карандаш

    38. Бумага

    39. Армейская рация *

    40. Пончо

    41. Средство от насекомых (не вонючее)

    42. Бинокль *

    43. Дальномер *

    44. Мультитул *

    По медицине:

    Берете то, что нужно лично вам, под ваши персональные болячки. Плюс: 3 артериальных жгута, 2–3 ИПП, много бинтов, ножницы, шовный материал, обезболивающее (таблетки, если заболят, например, зубы), дезинфицирующее средство. Так же нужен промидол и какие-нибудь ЖЕСТКИЕ антибиотики (но их вы вряд ли купите в аптеке без рецепта).

    Лишним не будет активированный уголь, а то под нагрузками живот, бывает, ерундой начинает заниматься. Еще советую собрать наборчик в ампулах из кетанова, дексаметазона и кордиамина. Ну и шприц к ним, разумеется. Это противошоковый набор. Не даст вашему сердцу встать из-за того, что мозг обвалил вам давления от боли или кровопотери (а как правило они где-то рядом ходят).

    Справочная повстанца (профильная литература по партизанской войне — можно скачать).

    PS. Касательно того, как попасть на фронт, то еще раз:

    Вступить в народное ополчение ДНР и ЛНР можно:

    1. У здания Луганского СБУ.

    2. У Донецкой ОГА и областном военкомате Донецка (там как раз вчера вечером был бой).

    3. У здания РОВД в Славянске.

    По ссылке в наличие телефоны для записи в народное ополчение ДНР.

    На месте с вами проведут собеседование и определят, на что вы годны в соответствии с вашими военными, техническими или охотничьими навыками. Как не трудно догадаться, в современной войне нужны не только те, кто бегает по зеленке с «калашом», поэтому в определенных моментах грамотный штабной офицер или же классный водитель бронетехники может оказаться полезнее нескольких зеленых новобранцев с свежевыданными АК-74.

  9. #9
    Регистрация
    17.09.2009
    Адрес
    Воронеж
    Сообщений
    326

    По умолчанию Герои Новороссии

    Коллекция видео «Герои Новороссии» http://video.yandex.ru/users/paradis1958/collection/24


    плюс в коллекцию

    Герои Новороссии: история о журналисте Константине Долгове



    Герои Новороссии: История о депутате на баррикадах Олег Царев
    Я в ответе за свои слова, а не за то, что вы подумали

  10. #10
    Регистрация
    17.06.2005
    Адрес
    Волгоград
    Сообщений
    2,029

    По умолчанию

    ПОХОД ОТРЯДА ПОЛКОВНИКА КАРЯГИНА
    (лето 1805 года)
    В то время когда на полях Европы росла слава императора Франции Наполеона, а русские войска, сражавшиеся против французов, совершали новые подвиги во славу Русского оружия, на другом конце света, на Кавказе те же русские солдаты и офицеры вершили не менее славные дела. Одну из золотых страниц в истории Кавказских войн вписал полковник 17-го егерского полка Карягин и его отряд.

    Положение дел на Кавказе в 1805 году было чрезвычайно сложное. Персидский властитель Баба-хан рвался вернуть утраченное влияние Тегерана после прихода русских на Кавказ. Толчком к войне послужило взятие войсками князя Цицианова Ганжи. Из-за войны с Францией Петербург не мог увеличить численность Кавказского корпуса, к маю 1805 в его составе было около 6000 пехоты и 1400 кавалерии. Причем войск были разбросаны на огромной территории. Из-за болезней и плохого питания был большой некомплект, так по спискам в 17-м егерском полку числилось в трех батальонах 991 рядовой, на деле в строю был 201 человек.

    Узнав о появлении крупных персидских соединений, командующий русскими войсками на Кавказе князь Цицианов приказал полковнику Карягину задержать продвижение противника. 18 июня отряд выступил из Елисаветполя в Шушу, имея в составе 493 солдата и офицера и два орудия. В состав отряда входили: шефский батальон 17-го егерского полка под командой майора Котляревского, рота тифлисского мушкетерского полка капитана Татаринцова и артиллеристы подпоручика Гудим-Левковича. В это время в Шуше находился майор 17-го егерского полка Лисаневич с шестью ротами егерей, тридцатью казаками и тремя орудиями. 11 июля отряд Лисаневича отбил несколько атак персидских войск , а вскоре был получен приказ идти на соединение с отрядом полковника Карягина. Но, опасаясь восстания части населения и вероятности захвата Шуши персами, Лисаневич этого не сделал.

    24 июня произошел первый бой с кавалерией персов (около 3000) форсировавшей реку Шах-Булах. Несколько атак противника пытавшегося прорвать каре были отбиты. Пройдя 14 верст отряд расположился лагерем у кургана урочища Кара-Агач-БаБа на р. Аскаран. Вдали виднелись шатры персидской армады под командованием Пир-Кули-хана, причем это был только авангард армии, которой командовал наследник персидского престола Аббас-Мирза. В этот же день Карягин послал Лисаневичу требование оставить Шушу и идти к нему, но последний в силу тяжелейшей обстановки сделать этого не мог.

    В 18.00 персы начали штурмовать русский лагерь, атаки с перерывом продолжались до самой ночи. Понеся большие потери, персидский военачальник отвел свои отряды на высоты вокруг лагеря, для ведения обстрела персы установили четыре фальконетных батареи. С раннего утра 25 июля началась бомбардировка нашего расположения. По воспоминаниям одного из участников боя: «Положение наше было весьма и весьма незавидное и становилось час от часу хуже. Нестерпимый зной истощал наши силы, жажда нас мучила, а выстрелы с неприятельских батарей не умолкали…».1) Несколько раз персы предлагали командиру отряда сложить оружие, но неизменно получали отказ. Дабы не потерять единственный источник воды в ночь на 27 июня была произведена вылазка группы под командованием поручика Клюпина и подпоручика князя Туманова. Операция по уничтожению батарей противника была успешно осуществлена. Все четыре батареи были уничтожены, прислуга частью перебита, частью бежала, а фальконеты были сброшены в реку. Необходимо сказать, к этому дню в отряде осталось 350 человек, причем половина имели раны разной степени тяжести.

    Из рапорта полковника Карягина князю Цицианову от 26 июня 1805 года: « майор Котляревский три раза был командирован мною для прогнания бывшего впереди и занимавшего возвышенные места неприятеля, прогнал сильные толпы его с храбростью. Капитан Парфенов, капитан Клюкин во всем сражении в разных случаях были посылаемы мною с штуцерниками и поражали неприятеля с неустрашимостью».

    На рассвете 27 июня штурм лагеря начали подошедшие основные силы персов. Атаки опять велись в течении всего дня. В четыре часа дня произошел случай навсегда оставшийся черным пятном в славной истории полка. Поручик Лисенко и шесть нижних чинов перебежали к противнику. Получив сведения о тяжелом положении русских Аббас-Мирза бросил свои войска на решительный штурм, но понеся большие потери вынужден был отказаться от дальнейших попыток сломить сопротивление отчаянной кучки людей. Ночью к персам перебежало еще 19 солдат. Понимая всю тяжесть положения, и то, что переход товарищей к врагу создает нездоровые настроения среди солдат полковник Карягин решает прорвать кольцо окружения, выйти к р. Шах-Булах и занять небольшую крепость стоящую на ее берегу. К князю Цицианову командир отряда послал донесение, в котором писал: «…дабы не подвергнуть совершенной и окончательной гибели остаток отряда и спасти людей и пушки, предпринял твердое решение пробиться с отважностью сквозь многочисленного неприятеля, окружившего со всех сторон…».2)

    Проводником в этом отчаянном предприятии стал местный житель, армянин Мелик Вани. Оставив обоз и зарыв трофейное оружие, отряд двинулся в новый поход. Сначала двигались в полной тишине, затем произошло столкновение с конным разъездом противника и персы кинулись догонять отряд. Правда и на марше попытки уничтожить эту израненную и смертельно уставшую, но все так же боевую группу не принесли персам удачи, более того большая часть преследователей кинулась грабить пустой русский лагерь. По приданиям замок Шах-Булах бал построен шахом Надиром, а свое название получил от ручья протекавшего рядом. В замке находился персидский гарнизон (150 человек) под командованием Эмир-хана и Фиал-хана, предместья занимали посты противника. Увидев русских, часовые подняли тревогу и открыли огонь. Раздались выстрелы русских орудий, метко пущенное ядро разбило ворота, и русские ворвались в замок. В рапорте от 28 июня 1805 года Карягин сообщал: «…крепость взята, неприятель прогнан из оной и из лесу с малой с нашей стороны потерею. С неприятельской же стороны убиты оба хана…Расположась в крепости, ожидаю повелений вашего сиятельства». К вечеру в строю было только 179 человек, и 45 зарядов для пушек. Узнав об этом, князь Цицианов писал Карягину: «В отчаянии неслыханном прошу вас подкрепить солдат, а Бога прошу подкрепить Вас».3)

    Между тем наши герои страдали от отсутствия продовольствия. Достать припасы вызвался все тот же Мелик Вани, которого Попов называет «Добрый гений отряда». Самое удивительное, отважный армянин великолепно справился с этой задачей, повторная операция так же принесла свои плоды. Но положение отряда становилось все тяжелее, тем более к укреплению подошли персидские войска. Аббас-Мирза попытался с ходу выбить русских из укрепления, но его войска понесли потери и вынуждены были перейти к блокаде. Будучи уверен, что русские в ловушке Аббас-Мирза предложил им сложить оружие, но получил отказ.

    Из рапорта полковника Карягина князю Цицианову от 28 июня 1805 года: «Тифлисского мушкетерского полка подпоручик Жудковский, который несмотря на рану, вызвался охотником при взятии батарей и поступил как храбрый офицер, и 7-го артиллерийского полка подпоручик Гудим-Левкович, который, когда почти все канониры его были изранены, сам заряжал орудия и подбил лафет под неприятельскою пушкою».

    Карягин решается на еще более невероятный шаг, пробиться сквозь полчища неприятеля к не занятой персами крепости Мухрат. 7 июля в 22.00 начался это марш, на пути следования отряда возник глубокий овраг с крутыми склонами. Люди и лошади могли его преодолеть, а вот орудия? Тогда рядовой Гаврила Сидоров спрыгнул на дно рва, за ним еще десяток солдат. Первое орудие как птица перелетело на другую сторону, второе сорвалось и колесо ударило рядового Сидорова в висок. Похоронив героя, отряд продолжил свой марш. Есть несколько версий этого эпизода: «…отряд продолжал движение, спокойно и беспрепятственно, пока находившиеся при нем, две пушки не были остановлены небольшим рвом. Леса, чтобы сделать мост, по близости не было; четверо солдат добровольно вызвались пособить делу, перекрестясь легли в ров и по ним перевезли орудия Двое остались живы, а двое за геройское самопожертвование заплатили жизнью».

    8 июля отряд пришел в Ксапет, отсюда Карягин отправил вперед подводы с ранеными под командой Котляревского, а сам двинулся за ними. В трех верстах от Мухрат на колонну кинулись персы, но были отбиты огнем и штыками. Один из офицеров вспоминал: «…но лишь только Котляревский успел от нас отдалиться, как мы жестоко были атакованы несколькими тысячами персиян, и натиск их был так силен и внезапен, что они успели захватить обе наши пушки. Это уже совсем не штука. Карягин закричал: «Ребята, вперед, вперед спасайте пушки!» Все бросились как львы, и тотчас штыки наши открыли дорогу». Пытаясь отрезать русских от крепости, Аббас-Мирза послал кавалерийский отряд для ее захвата, но и здесь персы потерпели неудачу. Инвалидная команда Котляревского отбросила персидских всадников. К вечеру в Мухрат пришел и Карягин, по данным Бобровского это произошло в 12.00.

    Получив рапорт от 9 июля, князь Цицианов собрал отряд в 2371 человек при 10 орудиях и вышел навстречу Карягину. 15 июля отряд князя Цицианова, отбросив персов от реки Тертара, расположился лагерем у селения Мардагишти. Узнав об этом, Карягин ночью оставляет Мухрат и идет на соединение со своим командующим.

    Совершив этот удивительный марш отряд полковника Карягина в течении трех недель приковал к себе внимание почти 20000 персов и не позволил им идти в глубь страны. За этот поход полковник Карягин был награжден золотой шпагой с надписью «за храбрость». Павел Михайлович Карягин на службе с 15 апреля 1773 года (Смоленская монетная рота), с 25 сентября 1775 года сержант Воронежского пехотного полка. С 1783 года подпоручик Белорусского егерского батальона (1-й батальон Кавказского егерского корпуса). Участник штурма Анапы 22 июня 1791 года, получил чин майора. Начальник обороны Памбака в 1802 году. Шеф 17-го егерского полка с 14 мая 1803 года. За штурм Гянжи удостоин ордена Святого Георгия 4-й степени.

    Майор Котляревский награжден орденом Святого Владимира 4-й степени, оставшиеся в живых офицеры орденами Святой Анны 3-й степени. Не остался без награды и Аванес Юзбаши (мелик Вани), он был произведен в прапорщики и получил 200 рублей серебром в пожизненную пенсию. Подвиг рядового Сидорова в 1892 году, в год 250-летия полка был увековечен в памятнике установленном в штаб-квартире Эриванцев Манглисе.

    Примечания и источники.

    1). Попов К. Храм Славы Париж 1931, т.I, стр. 142.
    2). Попов К. Указ. соч,.стр.144.
    3). Бобровский П.О. История 13-го Лейб-Гренадерского Эриванского Его Величества полка за 250 лет СПб 1893., т.III, стр.229.
    4). Попов К. Указ соч., стр.146.
    5). Висковатов А. Подвиги русских за Кавказом в 1805 году// Северная Пчела 1845, 99-101.
    6). Библиотека для чтения//Быт русского дворянина в разные эпохи его жизни СПб 1848., т.90., стр.39.


    хотя вот медаль "за персидскую войну" имеет определённую символику...


Страница 1 из 3 123 ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Русские
    от Nicolai в разделе Наука
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 15.11.2005, 10:32
  2. Ответов: 0
    Последнее сообщение: 07.12.2004, 13:32

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •